• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
21:16 

Пишет Гость:
05.07.2011 в 15:13


481 слово
В тексте присутствуют: воспитательный момент - одна штука, жертва довольная - одна штука, жертва подавленная - тоже одна штука.

За окном были видны ноги. Мускулистые такие конечности с крепкими щиколотками, выпирающими сухожилиями и крупными ступнями. Ничего в них женского не было. Тем удивительнее были обтягивающие их кружевные чулки. Чёрные, нежные, явно предназначенные для того, чтобы ласкать лилейно-белые ножки прелестниц из высших кругов. Или таких же прелестниц из Дома с Красным Фонарём. Но…
Через тонкое плетение упрямо пробивалась густая рыжеватая поросль, ярко золотящаяся на солнце.
Одна нога извернулась и, растопырив пальцы, сноровисто почесала пятку другой.
Саске медленно подошёл к окну. Сверху лился непрекращающейся трелью хрипловатый, высокий тенорок.
- …И я не мог удержаться. Честно, вот такой вот я дурак. Ну, каков ваш суд? Скажите только – не задумываясь, спрыгну и не буду вам больше докучать. Что? Да, вот, как только проснулся. Даже, как видите, не стал одеваться… Или, что более важно, раздеваться, - в голосе прозвучало незлое, светлое веселье.
- Ладно уж, - прозвучал смеющийся, удивительно беззлобный голос, который Саске показался до боли знакомым. – Залазь, верхолаз. Но смотри, окажешься извращенцем, вылетишь! Через это самое окно!
Интересно, кто же это живёт сверху, рассеянно подумал Саске, пытаясь проснуться. Кто же у него сосед сверху… Точно, девушка. Но какая? В голове всплывали отдельными, неразличимыми с недосыпу фрагментами яркие волосы, плоская грудь и отчаянная назойливость.
Ноги быстро поджались, сверху посыпалась какая-то труха, каменная крошка, вывалился достаточно большой камушек, оглушительно стукнул о наличник.
- Не свались, - весело засмеялась девушка. В голове среди воспоминаний ярко блеснули очки и Саске охнул. Быть не может! Не кричит, не матерится, не визжит и не пытается убить нарушителя… Это не может быть Карин! Может, у него галлюцинации?
- Даже если свалюсь, зависну в воздухе, - весело заверил её необычный гость. Судя по звукам, он активно перебирался через подоконник.
До Саске ещё донёсся взрыв хохота, а после всё стихло.
Уже вечером, возвращаясь с работы, он увидел возле подъезда компанию смутно знакомых субъектов. Одним был сосед снизу – незрелая личность по имени Конохамару, рыжая девчонка и очкарик частенько тусовались с ним… А вот белобрысый клоун в оранжевых джинсах припёрся явно впервые.
- В общем, смотри, как это делается, - донёсся до него хрипловатый, знакомый голос. – И учись, пока я жив! А я пошёл, мне ещё билеты в кино покупать!
Саске застыл, как вкопанный. Мимо стремительно пролетел «клоун», не удостоив его и взглядом. Он что-то насвистывал, только что не приплясывая на ходу. Встряхнувшись, Саске решительно направился к входной двери, не поздоровавшись, пройдя мимо оставшейся группки.
У своей двери он чуть не столкнулся с Карин. Девушка шла, чуть ли не вприпрыжку и ограничилась весёлым «Привет, Саске», явно забыв о том, что ещё накануне не останавливалась даже перед откровенной грубостью, чтобы провести с ним побольше времени.
Когда дверь за его спиной закрылась, Саске почувствовал странную, тянущую пустоту, граничащую только с чувством потери. Но было бы, что терять, в самом деле!
Эта беспричинная хандра должна была пройти максимум за пару дней. Но продержалась неделю, а после того, как в квартире Карин появился ещё один жилец, ещё и усугубилась.

URL комментария

21:11 

19:50 

Пишет Гость:
06.02.2012 в 17:45


Не совсем по заявке, простите. Связанный офарт: посттаймскипные Сверхновые.
688 слов.


Капитан лежит головой на коленях у своего старшего помощника, и никто из команды на них не пялится. Пираты Кида тихо, молчаливо снуют по кораблю, готовя его к отплытию.
Редкое зрелище, даже старейшие члены команды видят подобное впервые, - капитан, проявляющий хоть малейшую толику слабости. Капитан жесток всегда и со всеми: с врагами, с подчиненными, с Киллером - своей правой рукой и сильнейшим бойцом. Об этом знает уже половина Гранд Лайна, а скоро узнает и вторая - даже несмотря на то, что пока их путешествие по Новому Миру складывается не слишком... удачно.
У капитана нет больше своей собственной, левой руки. На ее месте - месиво из ошметков кожи и мускулов, из которого бело торчит кость. Капитан и прежде не был писаным красавчиком, но теперь левая половина его лица стесана до мяса - кожа висит полосками, надо бы срезать, но Кид никому не позволяет к себе подойти - кроме Киллера. Левая половина лица Кида залита кровью так, что границ ран не различить; на правой - смазанное красное пятно, оставленное ладонью Киллера (нечаянное прикосновение - или?..). Тому руку тоже ободрало неслабо, располосовало до кости.
Кид уткнулся лицом в грудь Киллера, голым мясом - к блестящей от пота, потемневшей от пыли коже. Корабельный врач вполголоса материт капитана в углу, потирая пострадавший при попытке оказать врачебную помощь зад; остальные поглядывают в сторону Кида с Киллером мельком, тут же вновь отводя глаза. Никому из них не хочется думать о том, что сейчас чувствует капитан, как, верно, болит разъедаемая потом и грязью рана на лице, как должен гореть огрызок руки. Никому из них не хочется представлять себя на его месте - искалеченным обрубком. Рука - не хер, тем более левая, обойтись как-нибудь можно: обходится же Акагами, а их капитан ничем не хуже. И все же - никому из пиратов Кида сейчас не хочется быть на месте капитана, и они думают, что и сами предпочли бы, случись с ними такое, раскаленным гвоздем телесной боли вышибать из головы опустошительные сосущие мысли о собственном увечье.
Наконец капитан поднимается - он все еще нетвердо держится на ногах после долгой схватки, но Киллер не пробует его поддержать: любая подобная попытка будет встречена рыком, а то и затрещиной - правая-то рука у Кида по-прежнему цела и невредима. Юстасс Кид по прозвищу "Капитан" не проявляет слабости, потому что слабостей у него нет, а жалеть себя он и в детстве-то в детстве не позволял - потому что даже едва живой, Юстасс Кид не жалок: просто чуть более смертоносен, чем обычно - из-за особенно плохого настроения.
- Пойду всхрапну, запарился я сегодня, - бросает Кид, направляясь в каюту. Киллер незаметно кивает врачу, и тот с тихим, облегченным семиэтажным ругательством поспешно хватает стоящий у ног чемоданчик с инструментами.
Капитан засыпает, не дождавшись, пока врач закончит промывать и перевязывать его раны. Киллер остается у его постели на всю ночь - наутро он оставляет каюту за несколько минут до того, как капитан проснется. Когда Кид, потягиваясь одной рукой, выходит на палубу, Киллер уже наворачивает свои спагетти.
- Чё такие кислые, мудилы? - приветствует Кид свою команду, и та, видя, что капитан в хорошем настроении, несколько оживляется.
- Слышь, Киллер... в следующий раз глаз на жопу натяну, - сообщает невозмутимо жующему старшему помощнику капитан, нахмурившись. - Было бы из-за чего нежничать, к тому же с тебя мне весь день теперь никакого проку. Опять сопли разведешь - урою, усёк? - и капитан отворачивается, уверенным шагом проходит на нос, перекликиваясь с рулевым.
Киллер усмехается под маской. Хотя ему почти уже не тревожно, однако капитана все же явно развезло - в лучшие дни он без лишних слов заехал бы провинившемуся в живот.
Капитан позволил Киллеру прикоснуться так близко, как никому прежде: забраться под кожу, увидеть слабость, пусть и ненадолго, но способную, как выясняется, одолеть даже железного Кида. Эти несколько минут, думает Киллер, с лихвой отплатили ему за годы, проведенные под знаменем Кида, за клятву, за обещанную Киду жизнь и верность.
Киллер подчищает с тарелки остатки спагетти, жмурясь от яркого утреннего солнца, бьющего в глаза, даже несмотря на маску. Киллер абсолютно доволен своим выбором, своей командой и своим капитаном, который однажды приведет их на Рафтель, к невиданному сокровищу и неслыханной славе.
А руку, в конце концов, можно и железную приделать, не впервой.

URL комментария

23:55 

23:29 

23:28 

23:27 

22:27 

Пишет Гость:
10.10.2010 в 00:47


78 слов. ООС и всё остальное)

-Йоруичи-сан, у меня к вам серьёзная просьба. Не могли бы вы в тот момент когда ночью, тайком, в моей лаборатории ищете пресловутое молоко, не раскачивать стеллаж со склянками. – Я сплю очень чутко, а вы меня взбалтываете.
- Так это ты был той зелёной жидкостью в самом дальнем углу? А раньше чего молчал? На будущее буду знать!
«Сумасшедшие учёные даже спят не как все шинигами» - подумала принцесса Шихоуин, переходя в шунпо. – Безопаснее стащить карпа в пруду у Бьякуи-бо».

URL комментария

22:25 

Пишет Гость:
23.01.2010 в 14:49


а трава меня не отпускает:lol:
90

-Папа, папа, смотри, какие котятки! – маленький арранкарчик тянул Гриммджо за руку к какому-то мусорному баку. Буквально на его краю два котенка дрались за ошметок колбасы, но с воем рухнули внутрь, когда к ним подошел Джаггерджек.
-Папа, ну давай возьмем какого-то, ну пожааалуйста!
-Нет, - Ичиго, несмотря на изрядно округлившийся живот, умудрялся выглядеть суровым, - догадайся, кто за ним убирать будет.
-Ну пааааааааааа…
-Нет, - теперь уже возразил Гриммджо, - у тебя брат скоро будет. Та ещё зверушка, - арранкар подмигнул Куросаки, и тот улыбнулся в ответ, беря сына за руку.
автор 2, который 3,который уже 6:lol:

URL комментария

22:25 

Пишет Гость:
22.01.2010 в 23:17


Простите, не совсем соответствует заявке, ибо у автора отбито напрочь чувство юмора((( но удержаться было трудно. Если не понравится - снесёте.
165
Гриммджо дышит через раз. Рядом суетится Ичиго. Он никак не ожидал, что сроки беременности аранкара будут как у пантер - четыре месяца. Тем более, что эту самую беременность они заметили-то всего пару недель назад. Кто же знал, что что-то пойдёт не так и тело мужчины будет способно к воспроизведению потомства.
Всё случилось настолько внезапно, что роды принимать пришлось в клинике Куросаки, времени на то, чтобы отвезти его в более подходящее место не было. Гриммджо держался как мог, но животный страх одолел его. Ну не был он готов к такому! У него даже времени на моральную подготовку не было. Чёртов Куросаки! Из-за этого дебила ему приходится всё это переживать!
Но когда он посмотрел на растерянную мордашку Ичиго, злость на последнего отпустила. И чего от него ждать?
Наконец, Ичиго выгнали из палаты, бросив, что он только мешается. Тот нервничал больше всех остальных. Вряд ли с Джагерджеком что-либо случится, но волнение всё равно захватывало его. Вдруг он услышал из палаты восторженный голос Юдзу:
- Ух ты! Какие котятки!
Он молнией ворвался и увидел, что Гриммджо в полном порядке и с каким-то ошеломлением смотрит на маленькие комочки в руках Карин. Четыре котёночка с голубой шёрсткой копошились непонятными движениями. Новоиспечённая мать попросил:
- Дай. Мне.
Девочка послушно отдала котят и Гриммджо с самым восторженным видом смотрел на них. Только сейчас Ичиго заметил, что грудки у котят рыжие и заулыбался. А Ишшин, наблюдая эту картину, почесал в затылке. Ну по крайней мере внуки от сына у него теперь есть. Вроде.

URL комментария

22:24 

Пишет Гость:
22.01.2010 в 19:27


варнинг, стебота и ООС. 102
Гриммджо бегал около двери, из-за которой не доносилось ни звука, и нервно грыз ногти сразу на двух руках. Слишком долго.
-Черт возьми, да ско...
-Чшшш! - сидевшие на скамеечке Рукия и Орихиме одновременно зашикали на него, и Джаггерджек послушно продолжил грызть ногти.
Где-то через час дверь бесшумно отворилась, и оттуда послышался богатырский храп. Арранкар первым помчался внутрь и замер у кровати.
На кушетке бессовестно спал Куросаки, явно вернувшийся в форму, а у него на груди...Три Холлоу-котенка, с голубой, рыжей и почему-то белой гривами.
Гриммджо наклонился над ними, спящими, и восхищенно прошептал "Ух ты, котятки". Котенок с рыжей шерстой заворочался и смешно зевнул.

URL комментария

22:00 

Пишет Гость:
05.02.2011 в 23:07


259 слов и автор извиняется, если неправильно понял заказчика.

Рваный подол белого платья путается в ногах. Когда-то у этого платья был длинный подол, который несли сзади ее подруги.
Играет та самая музыка, только пластинка заезжена и в музыке постоянно слышатся помехи. Так часто бывает в фильмах ужасов…
Ступая по холодному бетону босиком, они кружат в танце.
Статный и высокий мужчина с рыжими волосами ведет в вальсе такую же рыжую, но хрупкую, очень красивую женщину. Кажется, они идеально подходят друг другу. Он держит ее за талию бережно, почти не касаясь. Он словно боится, что если прикоснется к ней, то она исчезнет. Но ее руку мужчина держит крепко. И ему страшно… и больно. Потому что он не способен согреть ее ледяную ладонь.
Женщина улыбается и смотрит ему прямо в глаза. Ее глаза будто светятся изнутри, излучая тепло и нежность. В ее взгляде можно прочесть, что она счастлива, что все хорошо и что она любит того человека, который смотрит на нее таким грустным, полным печали взглядом. Мужчина не улыбается – не может себя заставить.
Но все когда-нибудь заканчивается и заезженная пластинка уже доигрывает свою мелодию. Они останавливаются чуть раньше, чем смолкает музыка. Женщина привстает на цыпочки и шепчет ему в самые губы:
- Люблю…
Он не чувствует ее дыхание. Неудивительно…
Мужчина чуть крепче обнимает ее.
- Иноуэ, - он едва касается губами ее виска и прижимается щекой к щеке.
В этом белом платье эта женщина словно призрак. Хотя почему – словно?
Через пару секунд в комнате остается лишь мужчина, а вокруг него, словно в прощальный подарок, кружат тысячи ярких искорок. Но он останется сильным, не смотря на потерю. Хотя бы ради их детей.

URL комментария

21:59 

Пишет Гость:
13.02.2011 в 02:47


400 слов. Жестоко даже на мой взгляд... читать дальше

Наверное, еще никогда одиннадцатый отряд не был был так един в выражении своих чувств. Бойцы просто застыли на месте, когда их третий офицер вошел в расположение отряда, бережно поддерживая под локоток фукутайчо двенадцатого и мягко ей улыбаясь. Они молча выслушали неожиданную новость, и как оказалось, не зря, потому что Юмичика, шагнувший навстречу к другу и прооравший срывающимся голосом:
- Кто-кто женится?! Иккаку, идиот, какого че... ммм! - мгновенно оказался лежащим прямо на земле и намертво зафиксированным внушительной грудью Куротсучи-младшей.
- Не стоит непочтительно высказываться о решениях Иккаку-сама, - произнесла Нему ровным, спокойным, но от этого не менее пугающим голосом. У Мадараме, казалась, даже лысина съежилась. Что совершенно не вязалось с взглядом, полным обожания, которым он окинул не в меру исполнительную девушку.
- Дорогая, отпусти его, пожалуйста. Я бы... не хотел лишиться свидетеля, - и горе-жених помог подняться своей будущей супруге, ненавязчиво приобнимая ее за плечи. Юмичика пытался проморгаться, но это не помогало. Пугающая его женщина не исчезала, тишина в отряде не сменялась привычным шумом, только лысина его друга бодро сверкала в лучах заходящего солнца...
Впрочем, жизнерадостная ухмылка, адресованная ему, Аясегаве, которой друг, провожающий в казармы Нему, наградил его напоследок, была прежней, Иккаковской. Юмичика искренне надеялся, что для Мадараме еще не все потеряно...

За два дня до описываемых событий:
- Кен-тян, Кен-тян, а кто съел такие кругленькие конфетки, которые я у Баклажанчика в лаборатории вчера взяла поиграть? Я их на твоем столе оставила!

За сутки до описываемых событий:
- Полная подчиняемость... зависимость... необходимо постоянное присутствие в непосредственной близости... вообще-то, мы их готовили для создания искусственных душ... эксперимент не удался... антидота нет.
Из множества длинных и непонятных слов Зараки уяснил только последнее и, с тоской оглянувшись на своего лучшего бойца, влюбленно пялящегося на чужого лейтенанта, спросил:
- И что нам с ним теперь делать?
- Свадьба, Кен-тян, свадьба! - Ячиру мечтательно зажмурилась: красивая Нему в платье, цветы, букеты, сладости, веселье...


Зараки был подавлен, что позволило маленькой Кусаджиши обвязать каждый его бубенчик красивой лентой - она давно хотела, а тут такой повод... Но Маюри был как раз вполне доволен - он, конечно, не предполагал, что все так обернется, да и лейтенанта было жаль отдавать этому... неотесанному мужлану, зато в виду постоянной нехватки лабораторий и подопытного материала, есть великолепный повод объединить два отряда в один. Под его чутким руководством, конечно...

А Юмичика, на автомате поймавший букет невесты и яростно отбивающийся от Ячиру, настойчиво пихающей ему в рот какие-то разноцветные кругляшки, пытался самоубиться об собственный дзанпакто...

URL комментария

21:40 

Пишет Гость:
31.10.2010 в 16:46


159 слов.

Ренджи боялся пошевелиться. До нужной остановки оставалось совсем немного, и следовало разбудить капитана.
Рука не поднималась. Во сне Кучики-тайчо выглядела хрупкой богиней, сошедшей с небес: с узкими запястьями, осиной талией, тонкими губами и короткой волной блестящих чёрных волос. Беззащитной, беспомощной. Не поверишь, что двести матёрых мужиков в струнку вытягиваются, завидев её.
А она вот какая. Устала за день в генсее, укачало её в атво... автобе... машине этой. И не заметила, как на плече Абараи заснула. А что - Ренджи? По уши влюбился, идиот, не то, что тронуть за руку, рта раскрыть на смеет.
- И у сильных людей есть слабости, - донёсся до лейтенанта тоненький девичий голосок сзади. - Чем сильнее человек, тем очаровательнее его слабость. И Вы, молодой человек, могли бы девушку свою на руках понести.
Разумеется, капитан проснулась. Подняла голову, хмуро посмотрела в окно. А на то, что Абараи подняться помог, за талию придержал и, когда спускались, руку подал - ничего не сказала.
Кивнула только в благодарность.

URL комментария

21:39 

Пишет Гость:
18.11.2010 в 00:51


291 слово

Ичиго так увлекается очередным спором, что не сразу замечает, когда к нему со спины неслышно подходит Ренджи. Просто внезапно Гриммджо перестает орать и застывает с открытым ртом, глядя Ичиго куда-то за плечо. Сначала Ичиго думает, что Гриммджо опять прикалывается, но, раздраженно обернувшись, натыкается взглядом на широкую ухмылку Ренджи и сам невольно расплывается в улыбке. Ренджи всегда приятно видеть: шикарная грудь, талия даже уже, чем у Йоруичи, пышная грива ярко-красных волос, извилистые татуировки соблазнительно заползают под одежду - так и хочется проследить линию пальцем...
- Привет, Ренджи, рад видеть! - вопит Ичиго, а Ренджи, конечно, размашисто хлопает его по плечу, как всегда.
- Гриммджо, кажется, придется договорить в другой раз, ага? - вполне дружелюбно заявляет Ичиго в сторону. Потом переводит взгляд.
Арранкар смотрит на девушку, как изголодавшийся на привязи пес мог бы смотреть на увесистый шматок мяса.
- Куросаки, - хрипло говорит Гриммджо, - познакомь нас и вали.
Ичиго и валит. Не сразу, конечно, сначала он устраивает очередную разборку с Гриммджо, потом Ренджи орет на них обоих, потому что они с Ичиго не виделись чертову кучу времени и неплохо было бы хотя бы немного поболтать, а потом уже продолжать свои дурацкие выяснения отношений, после они идут в первое попавшееся кафе, и Ренджи, никогда не соблюдающая никаких диет, заказывает себе тройную порцию своего любимого блюда, затем Гриммджо все-таки удостаивается чести быть представленным... И только через пару часов до Ичиго доходит, что он в разговоре давным-давно не принимает участия, Гриммджо придвинул свой стул уже вплотную к стулу Ренджи, а та вообще нагло ржет и кормит его из своей тарелки. Ичиго идет в туалет, и, немного поразмыслив перед зеркалом, уходит, не попрощавшись, решив, что за его чай они уж как-нибудь заплатят. Дома, перед сном, он удовлетворенно думает о том, что хорошо все-таки быть таким проницательным.

URL комментария

21:33 

Пишет Гость:
11.12.2010 в 20:55


351 слово

Я крашу губы гуталином,
Я обожаю чёрный цвет,
И мой герой, он соткан весь
Из тонких запахов конфет.
Напудрив ноздри кокаином,
Я выхожу на променад,
И звёзды светят мне красиво,
И симпатичен ад.


Время кончается-кончается-кончается, теперь точно, теперь навсегда. Но можно еще что-нибудь успеть. Король жалок и подавлен, к тому же не ожидает подвоха. Его тело так просто сейчас захватить, когда он думает, что избавился от внутренних сущностей. Наивный! Хотя скоро он окажется прав, поэтому нужно успеть выбежать в ночь, растянуть черные – пусть прохожие и не могут увидеть, что они черные – губы в улыбке, рассмеяться безумно, с вызовом глядя на звездное небо. И нестись вперед по узким неосвещенным улицам в попытке успеть.

Давай вечером с тобой встретимся,
Будем опиум курить-рить-рить,
Давай вечером с тобой встретимся,
По-китайски говорить.


Уже открыв дверь, она понимает, что впустила не того. Чернота зрачков, самодовольный оскал на лице – Куросаки-кун никогда так не улыбался, не смотрел, не вел себя – так. Не мог ведь он прийти к ней вечером без приглашения, забрызгать ковер, не поздороваться? И почему все в красных пятнах? Ковер, его пальцы, ее грудь…

Не прячь музыку, она опиум
Для никого, только для нас,
Давай вечером умрем весело,
Поиграем в декаданс.


Такая легкая, такая красивая, можно кружить ее по комнате под звуки несуществующих аккордов и безумного смеха. Наверняка она при жизни любила танцевать. Смотри, Король, как исчезает то, что ты никогда раньше и не видел. Не нужно тебе – заберут другие, а ты отправляйся к своим шинигамским отродьям. Рыжие волосы заляпаны красным, личико бледнеет, руки не могут даже оттолкнуть. Нет больше ни друзей, ни соседей, в целом мире остался только этот смертельный вальс. Последний вздох – и пустая оболочка отлетает в угол. Твое тело тоже больше не нужно, Король, забирай.

Убей меня, убей себя, ты не изменишь ничего,
У этой сказки нет конца, ты не изменишь ничего.
Накрась ресницы губной помадой,
А губы лаком для волос,
Ты будешь мертвая принцесса,
А я твой верный пес.


Вот теперь она действительно прекрасна. Белое платье, длинные белые волосы, белая кожа – и черная дыра в груди. Цепь души? Ха-ха! Надо благодарить того крылатого арранкара или Айзена, или обоих, не важно.
Он знал, знал! Один чувствовал за наивным взглядом теплых глаз эту завораживающую уверенность и черноту. Теперь можно смеяться самодовольно, или склониться в шутливом полупоклоне, или даже шепнуть ехидно «Моя принцесса». Она в любом случае ответит спокойным заинтересованным взглядом.

Давай вечером с тобой встретимся,
Будем опиум курить-рить-рить,
Давай вечером с тобой встретимся,
По-китайски говорить.
Не прячь музыку, она опиум
Для никого, только для нас,
Давай вечером умрем весело,
Поиграем в декаданс.


- И что теперь?
Испуганная безнадежно влюбленная девочка, вы о ком? Не принцесса, Королева!
- Не знаю, - весело оскалиться, - Какая разница?
Успел, отхватил напоследок свой кусок счастья. Вот теперь можно окончательно исчезнуть, разлететься черно-белыми хлопьями. Она тоже начинает таять, этот мир не собирается терпеть таких, как они.
Теперь? Уэко Мундо, Измерение Короля, Ад, какая разница!

Давай вечером с тобой встретимся,
Давай вечером с тобой встретимся...


- Тогда… Встретимся там?
- Конечно, моя принцесса.

URL комментария

22:27 

- Это невозможно. – Сказал, как отрезал – и в этом весь Кенпачи.
- Грубый, неотёсанный мужлан. Мне всё можно – я учёный. Только сначала вздрочни в пробирку, а там – разберёмся.
- Вот когда ты так начинаешь говорить – у меня всё желание пропадает. Ладно, завтра решим. – Зараки притянул к себе любовника и уткнулся носом в синие вихры.
Маюри хотел было повопить что-то про научный эксперимент, про интерес и азарт учёного, но не успел – Кенпачи уже уснул, намертво прижав Куротсучи к себе.
Утро началось с чего-то холодного и твёрдого в опасной близости от члена. Кенпачи аж подскочил от неожиданности:
- Хуле ты творишь?
- Я тоже рад тебя видеть, - проскрипел в ответ Куротсучи, - я просто хочу побыстрее начать эксперимент, поэтому решил сам собрать образцы твоей спермы.
- Знаешь, если тыкать в член пробиркой – ничего не произойдёт, - философски изрёк Зараки, но, поймав сумасшедший взгляд учёного, стушевался и продолжил, - ладно, будут тебе образцы.
Через месяц довольный Маюри сообщил, что эксперимент удался.
- Ну? Ну не томи! Показывай мне нашего сынка!
Куротсучи ухмыльнулся и крикнул куда-то в сторону подсобных помещений лаборатории:
- Алукард, придурок, тащись сюда!
«Сынок» с ноги распахнул дверь и, широко ухмыляясь, почти пропел:
- Это кто тут «придурок», а? Я, между прочим, весь в родителей пошёл. Как вы, мама, могу из жижи восстанавливаться. И сильный, как папа. И волосы его. А улыбка у меня – от вас от обоих.
Зараки молча открывал и закрывал рот. Голос он подал только тогда, когда его ощутимо пихнул под рёбра Маюри:
- Ну? Что скажешь?
- Сынок… удался. А глаза у него чьи?
- А глаза и их количество – это причуды генетики.

22:20 

30.01.2012 в 17:57
Пишет -Joe-:

Фандроч!
Читаю Триллер Барк. И среди прочего говна в комментах нашёл вот такое вот расчудесное чудо:
Санджи, Луффи и Зоро. Энное количество лет спустя)))


Обзорам

URL записи

22:16 

03.02.2012 в 15:17
Пишет mechanoik:

Название: Март
Автор: mechanoik
Фандом: One Piece
Пейринг: Кидд/Ло
Предупреждение: оос, ненормативная лексика
Объём: 954 слова
Рейтинг: R
Дисклеймер: персонажи и вселенная – собственность Оды-сенсея
Размещение: только с этой шапкой и указанием ссылки на дневник автора

more...

URL записи

01:01 

гадючник

главная