• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
19:38 

ранма

20:24 

гыыыыыыыы

Хулиганю
Невинное с виду предложение "Этот ежик взрослеет и тащит таракана" на латыни выглядит совершенно неприлично - "Huius herenacius ebaskit et blatam trahuit".

[хуйюс херенациус ебаскит ет блятам трахит]

23:34 

ходячий замок

08:50 

13:20 

родмаг

23:22 

анко/ибики

Ибики поморщился, глядя, как Анко затягивает шелковую ленту на его запястье.
- Это точно хорошая идея? – хмуро спросил он, не делая, впрочем, попыток освободиться.
- Конечно, милый, - жизнерадостно прощебетала Анко, завязывая высокохудожественный узел на спинке кровати. – Ты же сам согласился, что нам надо разнообразить нашу интимную жизнь!
- Кажется, я уже жалею об этом… Вообще-то я имел в виду что-то вроде смены позиций или какого-нибудь необычного места.
- Ой, ты хочешь сделать это прямо на улице?! – радостно взвизгнула Анко. Ибики поперхнулся. – Милый, ты такой затейник! Но нет, я думаю, это пока будет чересчур.
Ибики облегченно вздохнул. Слава Ками, секс на улице откладывается. Ради этого можно немножко потерпеть временное лишение свободы.
Его любовница откинулась назад, чтобы полюбоваться на дело рук своих. Ибики лежал на спине, полуодетый, привязанный к раме кровати. Конечно, ленты, обвивающие его запястья, не так сложно порвать – но это шелк, а значит, на какое-то время они его задержат. Если что. Морино прикрыл глаза и глубоко вздохнул, успокаивая проснувшееся было беспокойство. Все хорошо, волноваться не о чем…
Анко, завязавшая ему глаза шарфом, застала его врасплох.
- Эй! Что ты делаешь! – возмутился Ибики.
- Тихо, не размахивай руками! – легонько шлепнула она его по голой груди. – Порвешь, а знаешь, сколько нынче стоит натуральный шелк?
- Так мы не договаривались! – продолжал возмущаться он.
- Ну и что, что не договаривались? Зато знаешь, как весело будет!
- Не уверен, - вздохнул Морино. Ну что с этой Анко поделаешь!
Лишившись зрения, Ибики теперь напряженно прислушивался, пытаясь определить, что теперь будет делать неугомонная куноичи. Она слезла с кровати и куда-то ненадолго отлучилась, потом легкие шаги послышались снова. Походив кругами вокруг, Анко снова забралась на кровать.
- Предполагается, что все это должно меня возбудить? – неуклюже пошутил Ибики.
Анко серебристо рассмеялась.
- Ты такой забавный сейчас!
- Ну, знаешь!..
- Правда, забавный. Я могу трогать тебя здесь… и здесь… а ты меня трогать не можешь!
- Оборжаться.
- У-у, какая бука! – Анко, посмеиваясь, лизнула его в плечо.
- Это уже лучше.
- Ммм, рада, что тебе нравится. А так?
- Тоже хорошо.
- Ну вот, а ты боялся!
Анко переместилась выше и теперь своим шершавым, похожим на кошачий язычком вылизывала ему ключицы, подбираясь к шее. Ибики опять немножко занервничал.
- Эмм, дорогая, надеюсь, ты не есть меня собираешься?
- Что ты, милый! Как ты мог такое подумать!
- От тебя всего можно ожидать, - пробормотал Ибики и поежился. Анко фыркнула ему в ухо.
- Любимая, не делай так. Пожалуйста.
Анко фыркнула еще раз и отстранилась. Ибики насторожился. Что еще она придумала?
Он чуть не вскрикнул от неожиданности, когда на грудь ему легло что-то холодное, скользкое и тут же начавшее таять, и едва удержался, чтобы не ударить вслепую, наугад. Ситуация слишком напоминала те, в которых оказывался Ибики, попав в плен, и это с самого начала не добавляло присутствия духа.
Удержало его только то, что рядом была только Анко, которой он доверяет. Ведь правда же? Доверяет?
Анко тихонько засмеялась.
- У тебя сейчас такое выражение лица, будто тебя захватили шиноби Камня и собираются пытать!
Ибики издал трудноопределимый звук.
- Эта шутка не такая смешная, как ты думаешь.
- Ну не сердись, котенок. Тебе будет хорошо, я обещаю. Ну, доверься мне.
Довериться Анко? Что за бред!
Но ведь он уже доверился! Надо быть последовательным…
Ибики дернулся, когда Анко прикусила ему ухо.
- Ты слишком много думаешь, Ибики! – прошептала она. – Просто расслабься и наслаждайся!
Ее многоопытные руки ласкали его столь же умело, сколь и ненавязчиво. Ибики почувствовал всплеск чакры, и по его животу заскользили две змеи, свиваясь в кольца. Он мысленно возблагодарил Ками, что хоть это не было новым в их постельных играх. Если бы Анко не делала такого раньше, а продемонстрировала бы ему свою технику во всей красе сейчас, он точно бы психанул.
Все-таки Анко тоже иногда способна думать наперед.
- Может, ты хоть глаза мне развяжешь?
- Нет и нет! Слепота обостряет ощущения! Ты в силу своей профессии должен бы это знать!
- Вот эти знания-то и пугают…
- Ну ради любимой женщины!
- Ну, разве что только ради любимой…
- Не притворяйся занудой, Ибики! В твоей постели самая сексуальная женщина планеты!
- Сексуальная террористка…
- Не-не-не, в террористку и палача поиграем в другой раз, а пока закрой рот, пока я тебе кляп в рот не вставила!
Ибики недовольно заворчал, но поперхнулся заготовленной фразой: змеи проникли под пояс его штанов и сейчас трогали язычками самую чувствительную часть его тела, словно пробуя на вкус.
- Ибики? – вкрадчиво поинтересовалась Анко, опуская руку и играя с пуговицами на форменных брюках.
Морино счел за лучшее промолчать. И вообще, было бы неплохо, если бы она сняла наконец с него эти штаны.
Анко не торопилась. Она расстегнула пуговицы и молнию, но потом вернулась к его груди, отдав внизу инициативу змеям.
Которые тут же воспользовались предоставленной свободой: Ибики прикусил губу и чаще задышал, когда они с тихим шипением принялись облизывать и легонько покусывать внутреннюю сторону его бедер. Змеи Анко были на ощупь совсем не холодными, а их чешуя казалась мягкой и нежной.
По крайней мере, для Ибики.
Сосредоточившись на змеях, Ибики как-то упустил из внимания Анко. И судорожно втянул воздух, когда почувствовал легкие, как перышко, прикосновения, рисующие круги и спирали на обнаженной коже. По груди, по шее, по рукам, по животу… что-то среднее между дыханием и касанием кончиками пальцев…
- Что ты делаешь? – не удержался он.
- Нравится?
- Необычно…
- А так – нравится? - И невесомое касание пробежало по его уже возбужденой крайней плоти. Ибики выгнул спину и застонал, без слов иллюстрируя свои ощущения. Анко довольно замурлыкала.
- Я люблю тебя, - прошептала она ему на ухо.
Ибики быстро повернул голову и успел поймать губами ее губы. Анко с готовностью ответила на поцелуй, но очень скоро отстранилась, вызвав его недовольный стон.
Он тут же застонал снова, потому что змеям не понравилось, что их игнорируют, и они удвоили свои усилия.
- Анко!
- Да, любимый?
- Ты долго еще будешь… играться?
- А что?
- Ничего! Я тебя хочу!
- Вижу. Дай мне еще немножко времени. Обычно ты, как медведь, подминаешь меня под себя, и все. Я тоже хочу быть сверху!
- Оох, можно подумать, кто-то против!
- Ты разрешаешь?..
- Я тебя просто умоляю!
- Ну, раз умоляешь… ммм…
Анко наклонилась поцеловать Ибики, согнав змей и обхватив рукой его возбужденную плоть. Ибики подался вверх и застонал - в дополнительной стимуляции он не нуждался. Анко жадно целовала его, лаская себя другой рукой.
Напоследок укусив его за нижнюю губу, Анко оседлала бедра Ибики. Два стона слились в один. Упираясь в его грудь руками, Анко плавно задвигалась.
- Быстрее… - выдохнул Ибики.
- Не-ет, милый, ты сегодня снизу! – засмеялась Анко.
Ибики дернул привязанными руками и зловеще пообещал:
- Вот только развяжи меня, я тебе покажу, кто в доме хозяин!
- Ой, покажи, покажи!
Ибики согнул ноги в коленях, качнув Анко, и начал поднимать бедра навстречу ее движениям. Она восхищенно ахнула, откинулась назад, прогнувшись в пояснице, чтобы полнее принимать в себя Ибики. Мышцы на животе Ибики напряглись, когда он приподнялся еще чуть выше.
Анко отозвалась протяжным стоном.
- Я хочу… ласкать… твою грудь, - в три приема выговорил Ибики. Анко дотянулась до края постели, вытащила из-под матраса кунай и метнула. Ибики покрутил запястьем и освободил вторую руку.
Свободой он тут же распорядился наилучшим образом – накрыв ладонями груди Анко.
- Ты такая…
- Какая? Красивая? Сексуальная? Удивительная?
- Наивная…
Прежде чем она успела отреагировать, Ибики рывком перевернулся на живот, подмяв е под себя. Она возмущено вскрикнула, но через мгновение вскрикнула снова - уже не от возмущения, и зажмурилась.
Ибики, стянув с головы дурацкую тряпку, принялся покрывать поцелуями лицо и шею Анко, не прекращая глубоких размеренных фрикций. Анко с готовностью подавалась ему навстречу, упираясь пятками в матрас и обхватив руками мощные плечи. Ибики просунул одну руку ей под ягодицы, перенеся вес на другую руку. Анко довольно застонала.
- Обожаю, когда ты так делаешь!
- Кто-то жаловался на то, что я неуклюж как медведь.
- Просто обычно все так быстро заканчивается…
- Быстро?! Ты хочешь сказать, что я… плохой… любовник?
- О-о! Нет… любовник ты… ах! Замечательный!
- Что тогда… тебя не устраивает?
- Мне хочется… подольше… Ой, Ибики! Ибики-и! Поиграть!
- Поиграть, да? – Ибики ускорил движения. – Ну вот, - довольно пробормотал он, когда и без того рваное дыхание Анко сменилось всхлипами, - и не нужны нам никакие игры…
Анко возмущенно зашипела, пытаясь царапаться, но Ибики с успехом перехватил обе ее руки одной своей и поцеловал. Анко страстно ответила.
Ибики встал на колени, подхватил обе ее ноги и положил к себе на плечи. И вошел сразу на всю длину. Анко закусила губы, закатила глаза, запрокинула руки за голову.

И если бы кто-нибудь на Небесах решил бы сейчас посмотреть, что происходит в подвалах Отдела Пыток, он бы увидел хрупкую женщину и могучего мужчину, слившихся воедино, и решил бы, что это и есть сама идеальная пара на земле.
Но кому интересно мнение Небес, когда все радости – здесь, на земле…

10:57 

оз

16:31 

readmanga

19:52 

круть

23:27 

нрава

01:42 

пип/виктория

22:30 

понравилось

19:48 

порадоваться

15:48 

фики

"Про Ячиру" fanficker.ucoz.ru/publ/22-1-0-124
"Маленькая слабость Зараки Кенпачи" ahtene.livejournal.com/239851.html
"Причина всех несчастий" yaoi-fan.ucoz.ru/publ/11-1-0-365
Надеюсь Вам понравится))))

11:41 

нямка

11:24 

совпадение

Бета: fandom Naruto 2012, анонимный доброжелатель
Размер: 649 слов
Персонажи: Команда семь, Курама
Категория: джен
Жанр: ангст
Рейтинг: G


Когда Наруто идёт по улице, он прислушивается к себе. Сакуре кажется, что он согласовывает каждый шаг с чем-то, запрятанным внутри.
И она даже знает, с чем.
Когда Наруто говорит о Кьюби – Курама, его зовут Курама, не стоит это забывать – глаза его горят абсолютно детским восторгом. Он похож на человека, рассказывающего о чуде. О встрече с живой грозой.
В чём-то так оно и есть, Девятихвостый – стихия, одушевлённая и с жутким характером. И страшно одинокая.
- Он восемьдесят лет был заключён в Джинчуурики, - говорит Наруто, захлёбываясь. – И никто, никто даже имени его не спросил! Да что там, мы ведь даже не знали, что оно есть!
Наруто так долго боролся с несправедливостью, что теперь ищет её нарочно. А мимо такой – трудно пройти. Она заслоняет сейчас все остальные, особенно сейчас, после окончания войны, в период этого сонного, усталого мира.
- Связь между душами похожа на кусочки головоломки. – Мрачно говорит старик-Хомура. – она заключается в заполнении пустот. Во взаимной компенсации. Чтобы заполнить лакуны души демона… Нужно отдать самого себя.
Наруто проходит мимо Саске с его конвоем, приветствует их равнодушным кивком. У него в глазах отсвет багрянца за тёмной решёткой. Сакура готова поклясться – он всё ещё там. Сидит между прутьев клетки, прижавшись боком к тёплому меху, и слушает низкий, рокочущий голос. И нет для него ни Конохи, ни бывшего друга, который теперь из дому без охраны выйти не имеет права.
Сакура бросила всю себя, чтобы пробиться, чтобы захватить больше места в душе Наруто. Не для себя даже – для всех остальных. Самовольно въехала к нему в квартиру, обосновалась на его кровати – нет, дело не дошло даже до поцелуев, были только редкие объятия. Только тогда она начала понимать, что их связь истончалась давно, и опасно надорвалась в тот роковой день, когда она пришла к нему просить смерти Саске. И сейчас, что бы она ни делала – Наруто продолжал отдаляться.
- Он рассказал вам о том, что разработал новую технику? – отстранённо спросила она у Какаши, глядя на то, как горожане в очередной раз чествуют Наруто.
- Нет, - помолчав, оборонил Хатаке, не глядя на неё.
А раньше он бы хвастался всем.
- Курама посоветовал мне, - отвечает он на расспросы о внезапно заключённом договоре с Аме. – Курама…
Курама, Курама, Курама.
У Наруто вид безумно влюблённого человека. Он не выглядел так даже в дни самой пылкой любви к ней. И это страшно.
Наруто растёт так быстро, что у наблюдателя может закружиться голова. Сакура видит, как меняется его осанка – он ходит, гордо подняв голову, и фигура его кутается в невидимый покров силы, от которого волосы встают дыбом от восторга, смешанного с ужасом. Наруто треплет по голове малыша, а через полчаса Сакура слышит то, как мальчишка рассказывает об этом родителям – взахлёб, будто о встрече с живой грозой. Или как об увиденном чуде.
В походке Наруто появляется странная, нарочитая тяжесть, обстоятельность, с которой делается каждый шаг. А ещё он начинает по-лисьи щуриться – и выражение лица тут же меняется. Не в худшую сторону, нет – но Сакуре всё равно хочется плакать.
После прямого намёка Наруто выбивает для Саске прогулку за пределами деревни и несётся рядом с ними по веткам, чуть спереди и сбоку, так свободно, с таким удовольствием, будто это его выпустили из-под ареста. На подходе к Долине Завершения он вырывается вперёд, и Сакура слышит резкий выдох Саске, когда широкая спина с огненным кругом спирали скрывается за кустами.
Они догоняют его у водопада. Закатное солнце пропитывает падающую массу воды, превращая её в расплавленное золото. Они останавливаются рядом с ним, и Сакура с дикой надеждой ждёт хоть чего-нибудь. Это так красиво, что Наруто не может удержаться от какого-то проявления восторга, ведь правда?
Он улыбается, но взгляд его глаз направлен внутрь, и Сакура чувствует подступающие слёзы.
Он не сдерживается. Он выплёскивает всё тому, кто запечатан внутри, и не может этого увидеть.
Со стороны водопада летит огненная взвесь воды, оседает на одежде, волосах; Саске кажется усыпанным бриллиантовой пылью, и Сакура знает, что сама выглядит точно так же.
Наруто с наслаждением закрывает глаза и чуть раскидывает руки в стороны.

09:13 

кухня

08:49 

кулинария

11:45 

охота-блин

10:19 

поржать

гадючник

главная